среда, 6 августа 2014 г.

Натан Джилл. Бытие: окончательный итог. 31

31 Разницы нет


С уважением к вашей истории жизни, которую вы рассказали мне ранее, я должен рассказать похожую историю одного молодого человека приходившего на последнюю беседу.

Он говорил, что до своего среднего подросткового возраста его переживание жизни исключало какое-либо чувство разделения. Все разнообразные персонажи в игре или фильме жизни - включая его самого - появлялись на экране как визуально-различные образы, но не было чувства разделения в психологическом смысле. Хотя присутствовало чувство места с которого фильм жизни воспринимался, он просто ничего не воспринимал как что-то отличное от его собственного бытия.

Он жил комфортно и счастливо в своем подростковом возрасте, пока не осознал, что «другие» персонажи фильма ведут себя так, как будто бы их телесное местоположение было настоящим, а не кажущимся. Это осознание проявило некую дилемму; теперь казалось, что что-то было неправильным. Внезапно оказалось, что существовало (хотя и близкое ему) измерение Бытия, без которого жизнь не была бы завершенной. В силу переживания этого «недостатка», его прошлое счастливое существование стало мучением.

Мучение продолжалось до его ранних двадцатых, пока он не попал на беседу по недвойственности. Он с изумлением и облегчением открыл, что этот недостаток психологической различенности, такой естественный для него, считался желанным, что персонажи бывшие на беседе действительно стремились к нему!

Моя история отличается тем, что знание о том, что «другие» воспринимают жизнь с точки зрения разделенности, пришло ко мне раньше, когда я был ребёнком. Моя реакция на это также была другой. Было чувство, что несмотря на продолжающуюся игру, участником которой я не был, я чувствовал замешательство. Все «другие» в этой игре, казалось, имели какие-то цели. Казалось, они знали, что собираются делать, в то время как я просто наблюдал и следовал за событиями.

Для меня жизнь больше похожа на просмотр фильма, чем на активное участие в его событиях. Нет чувства себя в отношении остальных; в результате отсутствует точка зрения откуда инициируются действия. Все просто происходит со мной, или даже во мне. Бытие для меня идентично всему, что есть. У «меня» никогда не было проблем, потому что никогда не было отдельного кого-то, у кого они могли бы быть, но весь диапазон эмоций и жизненных обстоятельств – «приятных» и «неприятных2 - просто возникают здесь, и неважно есть или нет кажущееся отождествление.

Конечно, будучи ребёнком я не понимал этого, было простое и непосредственное проживание этого, и было скорее ощущение покинутости, чем разделения с «другими» некой тайны. Но точно также как и молодой человек, о котором вы говорили, я был слишком обескуражен тем фактом, что тем или иным способом все персонажи ищут освобождения от этого чувства разделенности, в то время как для меня отсутствие разделенности уже было совершенно естественным.

После этого открытия возникло чувство облегчения. И сейчас мне приятно, когда я слышу выраженное в словах то, что всегда было для меня очевидным.


Теоретически я могу понять, что с точки зрения разделенности освобождение от нее было бы восхитительным. Но для меня концепция «различия» разделенности и единства очень странна, потому что разделенность это только нечто условное, которое возникает как выражение единства, и в единстве. На самом деле никакого настоящего разделения никогда и не было.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Рейтинг@Mail.ru